Для крошечного Люксембурга наступает большой момент после Brexit

В течение десятилетий столица страны, которая называлась Люксембург-Сити, была сонным средневековым городом, на спокойных улицах которой таилась скрытая финансовая индустрия.

Но теперь ее дороги регулярно напоминают забитое городское шоссе - признаки возрождения финансовой индустрии, которая стало гораздо более заметной.

В то время как Великобритания готовится покинуть ЕС, компании борются за то, чтобы на бизнесе это не сильно отразилось. Многие выбирают Люксембург в качестве базы внутри блока, что ставит страну на путь переселения, наряду с такими местами, как Ирландия, Франция и Германия, где проживает значительно большее население, по сравнению с этим крошечным государством.

Страна предлагает компаниям выгодную экосистему. Но компании также предлагают Люксембургу кое-что - шанс стать полноценным финансовым капиталом, спустя всего лишь несколько лет после того, как нелестные откровения о его налоговой системе, известной как скандал с LuxLeaks, вызвали яростную негативную реакцию в мире. LuxLeaks - финансовый скандал, раскрытый в ноябре 2014 года, проведенным Международным консорциумом журналистов-расследователей.

Рождение финансового центра

Великое Герцогство Люксембург, как его официально называют, представляет собой небольшую конституционную монархию, зажатую между Германией, Францией и Бельгией, с Великим Герцогом вместо короля.

Здесь проживает около 600 000 человек, площадь страны составляет чуть боле 2500 кв киломентров. Люксембург наиболее известен своими внушительными средневековыми замками, многоязычными гражданами (они говорят на французском, немецком и люксембургском языках) и исторически скрытной финансовой индустрией.

До 1960-х годов производство стали доминировало в экономике страны. Но когда в 1980-х годах ЕС ввел правила, облегчающие управляющим активами продажу взаимных фондов розничным инвесторам, правительство приняло эти изменения быстрее, чем крупные финансовые центры, посеяв семена для роста всемирно влиятельного финансового центра.

Однако это объятие в сочетании с печально известной системой налоговых лазеек привело к репутации налогового убежища для многонациональных корпораций и сверхбогатых людей. В 2014 году в откровениях «LuxLeaks» было выявлено, что сотни компаний, многие из которых являются известными именами, таких как Amazon и FedEx, получают значительные налоговые льготы.

Amazon в своем заявлении в то время указал, что он «не получал специального налогового режима от Люксембурга» и что «на нее распространяются те же налоговые законы, что и на другие компании, работающие [там]».

Представитель FedEx в то время сказал, что логистическая компания обслуживает сотни стран и территорий, и во многих из них часто требуется создавать юридические лица, и она не использовала свое юридическое лицо в Люксембурге для сокращения своей налоговой базы.

После негативной реакции в стране были приняты новые строгие правила банковской тайны, и финансовая индустрия попыталась вновь заявить о себе как о процветающем, прозрачном центре рынков капитала в постбрекситском мире. Она начинает пожинать плоды: сегодня некоторые из самых известных в мире технологических компаний, включая eBay, Skype и Paypal, имеют свои европейские штаб-квартиры в Люксембурге, а другие переезжают в страну почти каждый месяц.

Все это время Люксембург оставался крупным центром управления активами: страна является вторым по величине рынком за пределами США, с активами, оцениваемыми в 4,5 триллиона долларов, которые находятся в стране.

Континентальный призер

Голосование Великобритании за 2016 год о выходе из Европейского союза в конце этого года может означать, что британские финансовые компании теряют свои «права на паспорт», которые позволяют компаниям в государствах-членах ЕС обслуживать клиентов по всему блоку.

Многие банки уже выбрали такие центры, как Дублин, Франкфурт, Париж и Амстердам, чтобы закрепиться в ЕС после Brexit, но капитал Люксембурга опережает конкурентов во много раз.

Согласно анализу, опубликованному ранее в этом году аналитическим центром New Financial, 275 фирм в Великобритании уже переместили или перемещают часть своего бизнеса, сотрудников, активов или юридических лиц из Великобритании в ЕС в рамках подготовки к Brexit. Около 250 из этих компаний выбрали конкретные «постбрекситские хабы» для своего бизнеса в ЕС.

В то время как Дублин занял первое место с примерно 100 переездами, Люксембург набрал солидное число компаний с 60 переездами - почти четверть всех связанных с Brexit перемещений.

Сдвиг Brexit в основном поддержал две традиционные области финансовой индустрии: управление активами и страхование, где Герцогство уже имеет устойчивое глобальное присутствие.

Статистические данные, опубликованные финансовым регулятором Люксембурга, Комиссии по надзору за финансами (CSSF), показали, что в 2017 году Люксембург приобрел 10 уполномоченных управляющих инвестиционными фондами - последние официальные данные - в общей сложности 306 организаций.

В 2017 году американская страховая компания AIG заявила, что будет создавать дочернюю компанию в Люксембурге в качестве прямого ответа на Brexit.

Страна также столкнулась с крупным игроком в сфере электронных платежей: Alipay, бизнес-инструмент китайской торговой площадки Alibaba. Уже имеющая лицензию в Лондоне, Alipay получила лицензию на электронные деньги в Люксембурге в январе. Несмотря на то, что компания не указала непосредственно на Brexit в качестве причины такого шага, многие аналитики в то время отмечали, что это, вероятно, было вызвано ожидаемым выходом Великобритании из блока.

Что же привлекло бизнес в Люксембург в эпоху Brexit? 

Страна имеет свои преимущества: обширная существующая финансовая инфраструктура и налоговые условия, которые являются благоприятными по сравнению с некоторыми соседями, наряду с хорошими связями и школами на английском языке.

Основным преимуществом для управляющих активами стало преобладание сторонних управляющих компаний Люксембурга или «ManCos», которые являются регулируемыми учреждениями специального назначения, которые позволяют бизнесу за пределами ЕС легко запускать зеркала фондов, управляемых в Европе, в других частях мира.

Согласно исследованию, проведенному компанией PwC, предоставляющей профессиональные услуги, в Люксембурге сегодня находится более 300 фондов, число которых увеличилось на 4,5% по сравнению с прошлым годом.

Хотя исторически страна страдала от репутации налогового убежища, ее стандартная ставка сегодня в целом соответствует - или даже выше - многим другим европейским центрам. Например, совокупная ставка корпоративного налога в Люксембурге составляет около 25% - ниже, чем примерно 33% во Франции, но намного выше, чем стандартная ставка Ирландии в 12,5%. Тем не менее, Сеть налогового правосудия, группа, проводящая кампанию за прозрачность налогов, в мае опубликовала отчет, в котором Люксембург занял шестое место в рейтинге 64 стран по легкости сокращения налоговых сборов с предприятий. Место Люксембурга под номером 6 не означает, что его налоговая ставка является шестой самой низкой в мире, но оно предполагает, что Люксембург предлагает больше лазеек, чем другие страны для многонациональных компаний, пытающихся свести свои налоговые счета к минимуму.

Поскольку страна надеется утвердиться в качестве центра после Brexit, она сталкивается с определенными ограничениями. Одним из них является конец законов о банковской тайне, которые легли в основу большей части его финансовой индустрии после разоблачений LuxLeaks. Новые законы, вступившие в силу в 2017 году, упростили властям выявление незаконных денежных потоков и уклонение от уплаты налогов.

Критики утверждают, что эти изменения могут повлиять на привлекательность Люксембурга, но правительственные чиновники утверждают, что ужесточение правил и соответствие международным стандартам только укрепит место страны в мировом финансовом ландшафте в долгосрочной перспективе.