Мир все еще производит больше нефти, чем нужно. Почему?

Фото: Kanok Sulaiman/Getty Images

Производители нефти по всему миру понемногу начали закрывать скважины после того, как пандемия COVID-19 привела к падению спроса. Но не могли ли они это сделать раньше и в бóльшем масштабе?

В конце прошлого месяца на рынке нефти случилось что-то странное. 20 апреля за несколько минут цена за баррель техасской нефти WTI впервые стала отрицательной. Беспрецедентный обвал цен связан с пандемией, из-за которой люди перестали летать на самолетах и ездить на автомобилях. Сейчас на рынке так много сырой нефти, что в мире не хватает места для ее хранения. И если вы являетесь производителем нефти, похоже, что в этой ситуации разумно было бы ... прекратить добывать столько нефти.

С прошлой пятницы члены Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), России, США и других стран начали сокращать добычу почти на 10 миллионов баррелей в день. Они надеются, что это поможет стабилизировать цены и снять некоторое давление с производителей и нефтеперерабатывающих заводов, которые пытаются найти место для хранения избыточного ресурса. Но данная мера вряд ли будет достаточной. Производителям нефти придется сократить добычу почти в три раза, чтобы соответствовать спаду спроса. Так почему бы им это не сделать?

Короткий ответ: потому что временная приостановка или «закрытие» скважины стоит денег - и, возможно, огромных денег. Речь идет не только об упущенном доходе, который меньше беспокоит, когда цены идут в минус. Речь идет о том, что происходит, когда скважина открывается снова. «Закрывать скважину не особенно сложно», - говорит Эрик ван Оорт, инженер-нефтяник из Техасского университета в Остине (США) для Wired. Но, по его словам, «операторы обычно неохотно закрывают свои скважины, если в этом нет особой необходимости, потому что они знают, что могут повредить этим скважины».

США были крупнейшим производителем сырой нефти в мире в течение последних двух лет, и подавляющее большинство добывается в Техасе и на морских буровых вышках в Мексиканском заливе. На суше бóльшая часть американской нефти добывается из сланцевых резервуаров, которые удерживают нефть в породах с низкой проницаемостью. Чтобы освободить ее, компании используют технику, называемую гидроразрывом, которая раскрывает трещины в скалах глубоко в земле, взрывая их водой или газом.

По словам Джона МакЛеннана, эксперта по геомеханике в Университете Юты, Институт энергетики и геонауки (США), нефтедобывающие компании на протяжении десятилетий знали, что сланцевые скважины, которые ранее были закрыты, добывают меньше нефти. Но точная причина ущерба часто неясна. Макленнан говорит, что одним из наиболее обоснованных объяснений является засорение водой.

Из скважины обычно выкачивается смесь нефти и воды. Оба компонента выкачиваются на поверхность, но вода рассматривается как отходы. Когда скважина закрыта, соотношение нефти и воды перекалибруется, так как больше нет большой трубы, высасывающей углеводороды из трещины в скале. Поскольку порода в сланцевых скважинах не очень проницаема, вода может накапливаться в трещинах. Когда скважина снова открывается, она может привести к образованию большего количества воды, чем нефти, потому что накопленная вода препятствует движению нефти. Сланцевые скважины обычно работают с небольшой прибылью, поэтому даже относительно небольшая потеря производительности может сделать скважину убыточной.

Фото: Depositphotos

Ван Оорт говорит, что количество времени, в течение которого скважина закрыта, не влияет на то, насколько большой ущерб будет нанесен. Как только скважина закрыта, ущерб уже нанесен. Если производителям придется неоднократно закрывать скважину, ущерб может со временем усугубиться и еще больше снизить производительность.

Ситуация несколько лучше для морских нефтяных вышек в Мексиканском заливе. Как правило, это обычные скважины, в которых труба пробурена в землю и происходит постоянная выкачка нефти. Некоторые нефтедобывающие компании привыкли временно отключать работу скважин во время ураганов, и закрытие не оказывает столь негативного влияния на их способность добывать нефть. Причина этого, говорит МакЛеннана, в том, что морские пласты более проницаемы, что позволяет нефти течь более свободно.

Однако в закрытии морских скважин есть свои нюансы. Некоторые подводные трубопроводы могут нуждаться в защите, если нефть содержит восковые парафины, которые могут затвердевать в трубопроводах на дне океана, где температура всего на несколько градусов выше нуля. Поэтому, прежде чем можно будет отключить морскую скважину, необходимо провести много профилактических работ, таких как промывка труб и наполнение их жидкостью, предотвращающей образование этого воска. «Если вы не проведете профилактическое обслуживание до закрытия, это может иметь серьезные последствия для подводных потоков», - говорит МакЛеннан.

Хотя соглашение ОПЕК о сокращении добычи официально стартовало в пятницу, многие американские производители начали закрывать свои скважины несколько недель назад из-за крайне низких цен. Эти операции по закрытию были в основном проведены примерно 2000 небольшими независимыми и частными нефтяными компаниями в США, большинство из которых добывают менее 20 000 баррелей в день. «Бремя боли ощущают небольшие компании с меньшим количеством скважин», - говорит Фредерик Лавренс, вице-президент по экономике и международным отношениям Независимой нефтяной ассоциации Америки.

Фото: Jerod Foster/AP

Небольшие независимые и частные компании не имеют многих преимуществ, предоставляемых крупным независимым компаниям или глобальным компаниям, таким как BP. Более крупные компании имеют приоритетный доступ к трубопроводам и хранилищам, а также, как правило, имеют диверсифицированные потоки доходов - они не просто добывают нефть, но и перерабатывают ее, транспортируют и так далее. Меньшие компании, напротив, «полностью зависят от устья скважины», говорит Лавренс. Без значительных мощностей для хранения у них нет другого выбора, кроме как закрыть скважины, если никто не покупает их нефть.

Крупные компании могут быть в состоянии смягчить удар от падения спроса, но даже они не застрахованы от закрытий. Согласно сообщению The Wall Street Journal, опубликованному в конце апреля, многие скважины в США уже начали закрываться и в ближайшем будущем их будет еще больше, это делается для того, чтобы соблюсти условия сделки по сокращению.

Лоуренс говорит, что массовые остановки как обычных скважин, так и нефтяных скважин, где используется метод гидроразрыва, беспрецедентны. Он ожидает, что волна закрытий приведет к некоторой консолидации среди мелких производителей или приобретению их более крупными компаниями. COVID-19 не убьет американскую нефть, говорит он, но «то, что произошло, в конечном итоге изменит характер появляющейся отрасли».

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и получайте актуальную информацию из мира новостей еще быстрее.

Автор: Александр Болтрукевич alexbolt@tempting.pro