NASA отправит женщину-космонавта на лунную миссию 2024 года

Только 12 человек когда-либо путешествовали, чтобы дотронуться до самого яркого объекта нашего ночного неба - Луны. Все эти астронавты были мужчинами.

Если самая первая лунная миссия была для мужчины небольшим шагом, то следующая - гигантский прыжок для женщин.

В начале этой недели NASA объявила об ускоренном и амбициозном плане возвращения на Луну всего через пять лет. На этот раз космическое агентство хочет разбить лагерь, и, чтобы попасть туда, он использует совершенно другой подход по сравнению с миссиями Аполлона.

Для начала, в лунной миссии 2024 года будет специально отведено место для женщины, первой из тех, кто когда-либо попадет на Луну. Сама программа является своего рода поклоном гендерному равенству: она названа в честь греческой богини и сестры-близнеца Аполлона, почтенной Артемиды.

«Через пятьдесят лет после Аполлона программа Артемиды доставит на Луну следующего мужчину и первую женщину», - сказал глава NASA Джим Брайденстайн во время пресс-конференции, сообщает CNN.

Тем не менее, некоторые скептически относятся к тому, что миссия вообще состоится. Хотя это, безусловно, амбициозный график, сроки нереалистичны, особенно если учесть, что Конгрессу еще предстоит подписать обновленный бюджет президента Трампа, который включает в себя дополнительные 1,6 млрд долларов для космического агентства в этом году и, вероятно, последующие миллиарды долларов каждый год после.

Помимо основного финансирования, миссии также потребуются самая мощная ракета, когда-либо спроектированная, новая система запуска, новый подход к лунным системам посадки, плавающая станция "шлюза" между Землей и Луной, которая в настоящее время не существует, и совершенно новая лунная система + скафандры для всех.

Начальник NASA считает, что короткие сроки работают в их пользу. На этой неделе, обращаясь к сотрудникам NASA, он утверждал, что отсрочка цели, поставленной вице-президентом Майком Пенсом в марте, на самом деле является более рискованной альтернативой.

«По сути, чем короче программа, тем меньше времени она занимает, тем меньше политического риска мы терпим. Другими словами, мы можем достичь конечного состояния», - заявил он.