Почему долги Италии - большая проблема для Европы

От торговых площадок Лондона до встреч европейских лидеров в Брюсселе существует одна проблема, которая может вызвать финансовый страх, как никакой другой: итальянский долг.

Наиболее опасные в Европе акции государственных заимствований - около 1,5 трлн. евро (1,7 трлн. долларов) - сосредоточены на балансах банков в Риме и Милане. Но банкротство может быстро охватить кредиторов во Франкфурте, Париже и Мадриде - основные банки в остальной Европе держат более 425 миллиардов евро суверенного и частного итальянского долга, основываясь на анализе Bloomberg данных Европейского банковского управления.

Хотя экономика Италии в четвертом квартале впала в рецессию, рынки пока спокойны. Но бюджетное противостояние осенью показало, насколько быстро могут измениться настроения. И если рынки повернут на юг, никто точно не знает, где наступит переломный момент.

 Французские банки наиболее уязвимы, если распродажа в Италии начнёт влиять на экономику и распространяться через финансовую систему Европы. Два крупнейших банка страны, BNP Paribas SA и Credit Agricole SA, владеют розничными подразделениями в Италии.

Популистское правительство, склонное к междоусобицам и постоянным разногласиям с Европейским Союзом, делает нынешнюю ситуацию столь рискованной. Чтобы оставаться на плаву, нужно продавать более 400 миллиардов евро в год, что заставляет отечественные банки покупать еще больше долгов.

Связь между слабой экономикой и слабыми банками, многие из которых по-прежнему уязвимы, несмотря на трехлетнее сокращение проблемных кредитов, имеет своё название: обреченный цикл.

Правительственный кризис может затянуть банковскую систему, или банковский кризис может поглотить правительство. За последние три года уже семь кредиторов потребовали финансовой помощи, и они могут быть не последними.

Существующие в Европе механизмы спасения хорошо работали во время последнего долгового кризиса, когда канцлер Германии Ангела Меркель удерживала фискальную политику, а президент Европейского центрального банка Марио Драги наводнил рынок ликвидностью.

Но Драги уйдет в этом году, и власть Меркель ослабевает. Что еще хуже, потребности Италии в финансировании исчерпали бы существующий потенциал фондов спасения Европейского механизма стабильности, или 410 миллиардов евро, всего за год.

Это позволило бы следующему поколению европейских лидеров еще раз взвесить стоимость объединения их валютного союза.