Российская Чукотка и американская Аляска - две разных эпохи

Если вы вдруг забыли, то Россия и Соединенные Штаты находятся на расстоянии менее 5 км через ледяные воды Берингова пролива.

Однако эти два региона, чувствуют себя так, как будто они находятся на разных планетах. Их различия и, возможно, что еще более важно, их сходство обеспечивают объектив, с помощью которого можно увидеть различные состояния обеих стран.

Аляска - это динамичный штат с быстро растущим населением, гудящей экономикой и энергичной демократией, которая изобилует жестоким обращением демократов с нынешним губернатором, республиканцем, любящим президента Дональда Трампа. Существует гордое чувство федеративной государственности (достигнутое только в 1959 году), которое противоречит ее удаленности от Вашингтона. Также существует значительное меньшинство инуитов и других коренных народов, которые добросовестно требуют бо'льших культурных и финансовых прав после поколений дискриминации.

Чукотка, напротив, сократилась с 148 000 человек, когда Советский Союз распался в 1991 году, до менее чем 48 000 сегодня, и практически на каждом фронте идет борьба. Ее уровень жизни значительно ниже, чем у ее американской коллеги. Правительство из Москвы контролирует ее гораздо более жестко, хотя расстояние от Москвы до Чукотки даже дальше, чем Аляска располагается от Вашингтона. Экономика почти полностью зависит от золота (под управлением канадской фирмы), угля (под управлением австралийской) и скудных субсидий из Москвы. Местному коренному населению гораздо труднее отстаивать свои права. 

В конце 1980-х годов, в разгар надежд на то, что «ледяная завеса» между двумя старыми противниками растает под теплым взглядом Михаила Горбачева и Рональда Рейгана, расцвела межканальная дружба. Крошечный прибрежный аляскинский пограничный город Ном, созданный около века назад в золотой лихорадке, протянулся через волны к Провидению, ближайшему советскому порту. В 1988 году группа выдающихся аляскинцев во главе с губернатором штата в сопровождении группы аляскинских аборигенов совершили «полет дружбы» через узкую впадину моря от Нома до Провидения, возвестив новую эру сотрудничества в области науки, окружающей среды, торговли, культуры и дипломатии.

Разлученные близнецы

Оптимисты, особенно на Аляске, все еще стремятся разжечь эту дружбу. Но сегодня они сталкиваются с двумя препятствиями: расхождением в состояниях между двумя местами и возрождением ледяной завесы, несмотря на кажущиеся веселыми отношения Трампа с президентом в Кремле.

Отправной точкой взаимоотношений между двумя каналами в 1980-х годах стало восстановление безвизового режима для коренных народов по обе стороны канала. Многие говорили на одном языке. Большое количество двоюродных братьев, не встречались с 1948 года, когда холодная война закончила братание через пролив. А после 1988 года были радостные встречи и разговоры об открытых границах.

Два полуострова имеют много общего. Их климат является одним из самых суровых на планете: температура на Чукотке когда-то упала до -61ºC. Пейзаж с обеих сторон представляет собой пустынную, но красивую смесь тундры, озер и гор, замороженнух в течение восьми месяцев в году. Чукотка - наименее густонаселенный кусок Земли, кроме Антарктиды и Сахары.

Северная половина Аляски почти такая же пустая, а климат чуть менее жесткий. В регионе Берингова пролива, с видом на Провидения, проживает около 20 000 человек. Прибрежные воды с обеих сторон замерзают бо'льшую часть года. Аляска принадлежала России до 1867 года, когда Америка купила ее - по глупости, как многие в Вашингтоне, округ Колумбия, насмехались в то время - всего за 7,2 миллиона долларов. Это 125 миллионов долларов в сегодняшних деньгах, что примерно равно тому доходу, что нефтяные скважины штата приносят за четыре дня.

Другие сходства имеются в большом количестве. Даже летом дорожное сообщение на западной Аляске почти такое же редкое, как на Чукотке. Вы можете путешествовать из Нома в Анкоридж, коммерческую столицу штата, расположенную в 864 км, только по воздуху или, если у вас есть неделя, чтобы сэкономить недолгим летом, по морю. Чукотка не имеет всепогодной дорожной сети, хотя ее зимники - зимние ледовые и снежные дороги - чудесным образом функционируют.

По обе стороны пролива вечная мерзлота означает, что дома построены на коротких сваях, которые теоретически можно регулировать по мере того, как земля перемещается между долгой заморозкой и быстрым оттепелем, предлагая прохожим вид труб и мусора снизу. Вечная мерзлота также означает, что ничто не может быть легко похоронено или спрятано, поэтому множество выброшенных автомобилей, лодок, холодильников и унитазов уродуют деревни и окружающую тундру с обеих сторон моря.

Аванпосты Чукотки особенно мрачны. Провидения, когда-то гудящий порт с 10 000 с лишним жителей в нем и вокруг него, включая военно-морскую базу, сократилась до 2000 людей или около того. Город ощущается как треснувшая раковина. Огромная серая ветхая электростанция, работающая на угле, с разбитыми окнами нависает над грязной, главной улицей, в значительной степени лишенной движения.

В городе нет подходящей гостиницы, только коридор из пяти комнат с общими удобствами для стирки на третьем этаже ветхого квартала, в который можно попасть через неосвещенный, без опознавательных знаков лестничный колодец. Есть только один крошечный ресторан под названием «Уют», отважно оправдывающий свое название, но часто пустой. Город обслуживается мрачной государственной авиакомпанией. Если вы застряли в городе, 36-часовая поездка на лодке в Анадырь — единственная альтернатива выбраться оттуда.

В отличие от этого, Ном, все еще официально связанный с Провиденией, работает гораздо более гладко, даже несмотря на то, что он страдает от тех же некоторых проблем - ужасно холодного и продолжительного зимнего климата. Более половины населению составляют инуиты, их язык и культура находятся под угрозой исчезновения. Существует так же нехватка жилья и проблемы с канализацией.

В Номе есть хороший отель (принадлежащий местной корпорации), несколько оживленных ресторанов (два принадлежат корейцам), три радиостанции, церкви, великолепная библиотека и музей, так же есть местная газета под названием Nome Nugget, отредактированная парой из Германии. Несколько магазинов, продающих коноплю на законных основаниях, и два больших супермаркета, один из которых принадлежит канадцам. Хотя местные жители Аляски были когда-то подвергнуты жестокой дискриминации (в магазинах и гостиницах иногда появлялись уведомления о том, что «Нет собакам или эскимосам», в настоящее время активно распространяются права коренных народов. «Если вы расист в Номе, - говорит Диана Хекер, редактор Nugget, - вы не проживете здесь долго».

Большой реактивный самолет Боинг каждый день летает туда-сюда в Анкоридж(крупнейший город Аляски), обеспечивая беспрепятственную связь по всему миру. Эффективная частная местная авиакомпания Bering Air выполняет ежедневные рейсы в течение года в район Берингова пролива не менее чем в 32 деревни, некоторые из них крошечные. Мэр Нома, Ричард Беневиль, первоначально житель Нью-Йорка, надеется на федеральные инвестиции в размере 500 млн долларов на развитие порта Нома, так как он становится все более свободным ото льда, поскольку арктические температуры поднимаются, а круизные лайнеры все чаще проплывают мимо.

По обе стороны пролива угрозы местному образу жизни одинаковы. На Чукотке около 14 тысяч чукчей охотятся на китов и моржей или оленей. Еще около 1500 юпиков также живут в основном у моря, разделяя многие верования и язык своих инуитских народов на севере Аляски, в Канаде и Гренландии.

Распад Советского Союза в 1991 году привел к тому, что весь Чукотский регион оказался в глубоком унынии и даже голоде, поскольку субсидии иссякли, администрация распалась, и большинство этнических русских, которые составляли большинство населения вместе с их украинскими братьями, покинули эти земли. В настоящее время многие россияне подписывают контракты с зарплатами в два-три раза выше, чем в западной России из-за трудных условий работы, а через несколько лет возвращаются домой. Другие остаются, потому что им нравится жить в красивой зимней пустыне, и они выражают тот же пограничный дух в сочетании с патриотизмом, что и их коллеги на Аляске.

От Чукотки до Челси

Чукотка была спасена от катастрофы миллиардером минералов, который сейчас является владельцем футбольного клуба «Челси». Роман Абрамович был избран депутатом Государственной Думы РФ по Чукотке в 1999 году, а затем занимал пост губернатора с 2001 по 2008 год. Спустя десятилетие его все еще уважают в регионе. Когда Абрамович прибыл туда, он был настолько напуган тяжелым положением своих избирателей, что выделил около 2 миллиарда долларов наличности своей или его компании, добавив немного улучшений в здравоохранении, образовании, жильи и даже обычной санитарии отчаявшемуся населению.

Как ни странно, крах советской системы субсидий и внезапное прекращение ее зачастую неуклюжих усилий улучшить жизнь местных людей, только повысили традиционный образ жизни, поскольку средства к существованию снова стали единственным средством выживания. Хотя Международная китобойная комиссия запрещает охоту на китов во всем мире, она освобождает коренные народы по обе стороны Берингова пролива, позволяя им иметь квоты для поддержания средств к существованию. Зимой люди выживают в основном за счет китового и моржового мяса.

Охотники получают от государства раздаточные материалы, бензин и иногда зарплату, но даже в этом случае многие люди уезжают в Анадырь или западную Россию - или впадают в алкоголизм. По данным Российского Красного Креста, средняя продолжительность жизни мужчин в 1990-х годах упала до 34 лет в этом регионе. Два года назад министр здравоохранения России поставил показатель алкоголизма на Чукотке почти в шесть раз выше, чем в других регионах России. 

Долгая тяжелая зима

Некоторые пытаются победить своих внутренних демонов. На собрании анонимных алкоголиков в Лорино, китобойном поселке на Чукотке, дюжина участников рассказывает о своих усилиях. Некоторые скромны, другие хотят поделиться. Настроение теплое. Как гласит русская поговорка, среди слез слышится смех.

Один участник, охотник на китов с шрамом на лице, рассказывает, как он борется, чтобы быть честным перед собой, чтобы иметь лучшую жизнь без алкоголя. Другая русская женщина, лет сорока, которая приехала из Москвы с Красным Крестом, рассказывает о спасительной радости в ее жизни после отказа от бутылки. Трое дружелюбно скучающих детей, от пяти до восьми лет, бездельничают без присмотра. 

Уроженцы западной Аляски страдают от многих подобных проблем, особенно от алкоголизма и бедности: Анкоридж, коммерческая столица Аляски, проводит не менее 33 встреч в год. Так же они борются за сохранение своей культуры и языка, которые когда-то пытались раздавить христианские миссионеры. Все больше и больше людей говорят только по-английски.

В Номе мэр жалуется на острую нехватку адекватного жилья. Десяток деревень в районе Берингова пролива не имеют надлежащих сточных вод. Средние доходы коренных жителей все еще намного ниже, чем у белых аляскинцев. Четыре из 40 представлены в государственной палате и два из 20 сенаторов штата. Только один из городских советников Нома - уроженец. Но местные права гораздо более уважаемы, чем когда-то.

Последний доклад Slica выявил существенную разницу в удовлетворенности жизнью между соседями. На вопрос, насколько они удовлетворены «влиянием на управление природными ресурсами, такими как рыба, дичь, нефть, шахты и окружающая среда», 83% представителей Чукотки ответили, что они недовольны, по сравнению с 32% представителей Аляски в регионе Берингова пролива. Только 4% коренных жителей Чукотки были удовлетворены по сравнению с 35% коренных жителей Берингова пролива. В более северной части Аляски, заполненной нефтью, 66% выразили свое удовлетворение.

У коренных жителей Чукотки было в два с половиной раза больше шансов на депрессию. Около 97% из них считают самоубийство социальной проблемой по сравнению с 60% жителей Аляски. Только пятая часть чукотцев против половины жителей Аляски, считают, что их здоровье находится на хорошем уровне. Вдвое больше жителей Аляски, чем чукотцы, считали, что культура и история коренных народов хорошо преподавались в школе.

Заработная плата на Аляске для людей любой этнической принадлежности значительно выше, чем на Чукотке, в то время как стоимость жизни довольно схожа. Федеральная минимальная заработная плата этого российского регина составляет 174 долларов в месяц, минимума Аляски находится на уровне 1582 долларов. Даже когда российский «региональный коэффициент» применяется к чукотской заработной плате, в результате чего многие из них доходят до 462 долларов, чтобы компенсировать трудности, связанные с жизнью на крайнем северо-востоке, заработная плата в Аляске в основном в четыре или пять раз выше.

Но самое очевидное отличие заключается в доступе к возможностям. Чукотка ужасно недоступна, в то время как любая часть Аляски может быть достигнута без особых проблем. Чукотка до сих пор не имеет надлежащего подключения к интернету, не говоря уже о хорошей инфраструктуре.

Не имея реальных дорог с обеих сторон, несравненно превосходная сеть авиакомпаний Аляски позволяет любому легко передвигаться. Аляска имеет более 8 200 лицензированных пилотов, самая высокая доля в любом американском штате, возможно, даже в мире. Множество частных самолетов, а также флот Bering Air припаркованы на окраине Нома.

Если бы на Чукотке существовала такая же свобода передвижения, перспективы широко разрекламированного элитного туризма в регионе изменились бы. Но Чукотка до недавнего времени была «закрытой зоной», к которой даже российские граждане имели ограниченный доступ. 

Беринговые сравнения

Другая большая разница - демократия. Несмотря на усилия Абрамовича, Чукотка еще не оправилась от почти столетних политических репрессий и грубой коммунистической бесхозяйственности. Единственная региональная газета, еженедельник «Крайний Север», издаваемый в Анадыре, принадлежит государству. Нет независимого радио или прессы. Жители Чукотки выбирают своих представителей, но основные кадры, в том числе решения о размере и распределении субсидий, назначаются в Москве.

В западной Аляске в этом плане ощутимо веселее. Несмотря на свою изоляцию, это открытое общество. Ном имеет живой совет с полномочиями по сбору налогов. Участие коренных жителей Аляски, хотя и далекое от всеобщего счастья, было преобразовано в Закон об урегулировании претензий коренных жителей Аляски 1971 года, который распределял почти 1 млрд долларов в качестве компенсации за прошлые правонарушения и выделял десятую часть территории штата непосредственно коренным жителям. Некоторые из 13 местных корпораций Аляски ведут жесткие сделки с нефтяными и другими компаниями.

Для Чукотки это трагедия, что она снова отрезана от Аляски.