Российский внутренний интернет - угроза глобальному интернету

За прошедший год российское правительство часто говорило о создании внутреннего интернета. Идея, по мнению законодателей и представителей Кремля, заключается в том, чтобы иметь Интернет, который мог бы жестко контролироваться государством - и потенциально полностью отключаться от глобальной сети.

Теперь Россия планирует провести так называемый тест на отключение интернета, возможно 1 ноября, когда вступит в силу новый закон о внутреннем интернете. Россия планирует затем повторять этот тест не реже одного раза в год. То, что некоторые называли фантазией, теперь ближе к реальности, и это важно для глобальной кибербезопасности и того, что в результате может произойти в России.

Для краткого исторического контекста: в феврале в российский парламент был внесен законопроект, цель которого - воплотить в жизнь эту давно обсуждаемую идею внутреннего интернета. Этот проект подвергся последующим пересмотрам, хотя суть предложения та же: предоставление более широкого и более глубокого нормативного надзора за интернетом Роскомнадзору, российскому интернет-регулятору. До того, как предложение было подписано, было запланировано проведение «теста на отключение» 1 апреля. Хотя этого не произошло, президент России подписал законопроект в мае, и он вступает в силу 1 ноября.

«Оборудование устанавливается в сетях крупных операторов связи», - заявил журналистам глава Роскомнадзора Александр Жаров. По его словам, тесты будут проводиться «тщательно» в первом раунде, чтобы гарантировать, что трафик и серверы не будут затронуты. Затем начнутся тесты «боевого режима». Непонятно, что означает боевой режим, но, вероятно, это что-то ближе (по крайней мере, теоретически) к полной изоляции Рунета, возможно, в ответ на чрезвычайную ситуацию.

Российское правительство также якобы начало развертывать «глубокую проверку пакетов», более сложную технику интернет-фильтрации, которую оно начало тестировать в прошлом году. Как подчеркивалось в сообщениях латышской новостной компании Meduza, это, безусловно, может быть связано с неоднократными и в основном безуспешными попытками российского правительства запретить использование приложения Telegram, в котором используются зашифрованные сообщения. Методы фильтрации, используемые правительством, были недостаточно точными, поэтому использование в приложении обходных путей позволяет российским пользователям обходить механизмы цензуры.

Но развертывание «глубокой проверки пакетов» также шире, чем просто блокирование служб зашифрованных сообщений. Глубокая проверка является мощным инструментом для интернет-фильтрации в целом - например, можно вспомнить, как Китай использует его как часть своего Большого межсетевого брандмауэра. Поскольку лучший контроль над интернет-трафиком, который поступает в Россию и из нее, является ключевым компонентом развития отечественного российского интернета, использование глубокой проверки, таким образом, играет важную роль в достижении цели по созданию отдельного Рунета.

Продолжаются и другие нормативные рычаги, такие как попытка потребовать, чтобы Facebook и Twitter сохранили данные российских пользователей в пределах границ России к концу года. Такая практика локального хранения определенных данных, называемая локализацией данных, может применяться по разным причинам: от экономии средств (т.е дешевле размещать определенные данные в определенном месте) до мер защиты конфиденциальности (т. е. стремления сохранить данные подальше от посторонних глаз). Но российское правительство уделяет особое внимание требованию локализации данных для иностранных фирм, предположительно для получения доступа к зашифрованной связи. Например, Роскомнадзор подтолкнул Apple к локальному хранению определенных видов данных, а правительство ввело правила, заставляющие компании хранить пользовательские данные и ключи шифрования в определенных местах. Это недавнее усилие, сфокусированное на Facebook и Twitter, является продолжением этой многолетней битвы.

С учетом всех этих и, вероятно, других ожидаемых изменений с мая, тест на отключение российского Интернета в ближайшем будущем выглядит более вероятным. За этим толчком к созданию внутреннего интернета стоит ряд мотивов, в том числе (но не ограничиваясь этим) растущее желание многих авторитарных правительств проявлять больший суверенитет над интернетом в пределах своих границ. Опасения в Кремле, по поводу свободного обмена информацией и ее способности подорвать стабильность режима, реакция российского правительства на кибер-стратегию Министерства обороны США «защищать вперед», которая предусматривает более активные действия вооруженных сил США по предотвращению кибератак и остановке их ближе к источнику; и желание оправдать такие действия, как ужесточение цензуры, надзора и контроля в Интернете, изображая Россию как находящуюся под постоянным информационным нападением и кибервойной от иностранных держав. Все эти факторы делают маловероятным, что Россия в ближайшее время откажется от этого внутреннего сетевого преследования.

Российское правительство, как и многие правительства сегодня, все больше обеспокоено зависимостью от зарубежных информационных коммуникационных технологий. Стремление к большей независимости цепочки поставок в этом ключе может включать снижение зависимости российского общества от глобальной сети Интернет. Речь идет также о различном понимании понятия «информационная безопасность», которое на Западе понимают, как техническую защиту единиц и нулей, но оно имеет большее культурное значение в длинной истории России, когда государство контролировало такие средства массовой информации, как газеты, телевидение и интернет. Риторика вокруг «глобального и открытого интернета», которую продвигают многие либеральные ответвления, в российском правительстве воспринималась больше негавтивно. И это вряд ли изменится в ближайшее время.

По мере усиления технологической конфронтации между США и Китаем важно не упускать из виду другие страны - в данном случае Россию - и то, как они вписываются в глобальное сотрудничество и конкуренцию за цифровые технологии и их регулирование. Например, российское правительство разрабатывает стратегию искусственного интеллекта, и китайско-российское сотрудничество продолжает углубляться в экономическом, военном и технологическом аспектах. Таким образом, тестирование внутреннего интернета - это не просто еще один шаг в достижении практической цели - контролируемого, изолированного внутреннего интернета - оно свидетельствует о приверженности российского правительства технологическому суверенитету, особенно со стороны Запада.

По всем этим причинам последствия могут распространиться за пределы российских границ. Такие действия могут вдохновить и послужить примером для других стран. А последствия для прав человека также очевидны, как и для компаний, которые могут захотеть работать на российском рынке и уже столкнулись с проблемами регулирования, такими как обязательное хранение определенных данных в границах России.

Россия, несомненно, столкнется с препятствиями в своем стремлении создать внутренний интернет. Ведь техническая реализация такого проекта будет сложной для любой страны. Но по мере продвижения к возможностям тестирования на отключение от интернета это может ознаменовать важный момент в истории сети, которую мы когда-то называли действительно глобальной.